Конституция Российской Советской Федеративной Республики. Крупская Н.К.

Надежда Константиновна Крупская о первой советской Конституции. 1918 г.

(Часть I)

Сто с лишним лет назад француз­ский народ сверг власть королей и дворян-помещиков, угнетавших на­родные массы.

Он провозгласил своими лозунга­ми «свободу, равенство и братство» и издал «Декларацию прав и свобод человека и гражданина».

Описание: C:\Users\Kaktus\AppData\Local\Temp\FineReader11\media\image29.jpeg
Крупская Н.К.

Буржуазия — третье сословие, как её тогда называли, в то время стра­дала от бесправия под гнётом королей и дворянства так же, как и весь остальной народ. И потому она тогда не меньше, чем крестьяне и рабочие, ненавидела старый порядок. Вместе с ними она провозгласила права че­ловека и гражданина, вместе с ними она провозгласила республику, т. е. такую организацию государственной власти, в которой нет места королям.

В начале великой французской революции некий аббат Сиес так охарактеризовал стремления буржуазии: «Чем было до сих пор третье сословие?» — сказал он. «Ничем». Чем оно стало? Всем!»

Буржуазия, действительно, ста­ралась быть всем, она стремилась стать господствующим классом. Она для того и захватила политическую власть в свои руки, чтобы организовать общественную жизнь так, как ей это выгодно и удобно.

Как же она организовала общественную жизнь?

Буржуазия отличается от помещиков-дворян тем, что помещики эксплуатировали народные массы, а буржуазия не эксплуатирует их. Выжимали из трудящихся соки одинаково и дво­ряне-помещики и буржуазия. Только выжимали различными способами. При феодальном строе (крепостном) рабочая сила — крестьяне — были в непосредственном распоряжении по­мещика; это была собственность на людей. Вся государственная машина была в то время приноровлена к тому, чтобы поддерживать такой порядок, когда небольшая кучка дворян-помещиков владела и землёй и людьми. При буржуазном строе собственность на орудия производства продолжала сохраняться и охраняться, отменена была только собственность на лю­дей. Это был большой шаг вперёд.

Но справедливо написал Некрасов: Знаю на место цепей крепостных, Люди придумали много иных.

Описание: C:\Users\Kaktus\AppData\Local\Temp\FineReader11\media\image30.jpeg

Не люди вообще, а тот класс, ко­торый живёт эксплуатацией рабочей силы — буржуазия. Сетью, которой улавливала буржуазия, неимущие классы, являлась частная собственность на орудия производства (на землю, на леса, на фабрики, заводы и пр.). Не была отменена частная соб­ственность на орудия производства; и свобода, равенство и братство пре­вратились в лживые слова, и декларация прав человека и гражданина в декларацию прав живущий чужим трудом. Свобода превратилась в сво­боду умирать с голоду — если не согласишься работать на фабриканта или земледельца; равенство — в ра­венство перед законом, охраняющим при помощи тюрем и штыков священные права собственности; брат­ство — в ожесточённую конкуренцию и борьбу за существование, в нена­висть ко всем говорящим на чужом языке людям…

Старая помещичья эксплуататор­ская государственная машина была замещена новой государственной машиной, буржуазной, которая рабо­тала над тем, чтобы всю общественную жизнь организовать в интересах буржуазии. Если помещичья власть держалась, главным образом, на пря­мом физическом насилии, то буржуазия центр тяжести видела преимущественно в духовном порабощении народных масс. Из парламента, прессы, школы она сделала орудия духовного порабощения трудящихся. И чем сильнее, организованнее была буржуазия, тем более значение она придавала этому новому способу порабощения, тем планомернее, последовательнее проводила она в жизнь

целую систему развращения рабочего класса. Править, разделяя, пропиты­вая рабочий класс своими взглядами, понятиями, внушая рабочим чувство преклонения перед существующим строем, — это прекрасно умела делать западно-европейская буржуазия.

Всемирная империалистическая бойня как нельзя лучше показала, как сильно было духовное порабощение трудящихся масс. Идти резать глотки рабочих других стран ради защиты интересов своей буржуазии, считала своим священным долгом громадная масса трудящихся.

Но события — лучший учитель. Миро­вая война была жестоким уроком для масс. Она наглядно, воочию, показа­ла им, что для буржуазии трудящиеся простое пушечное мясо; что горе, слёзы, гибель миллионов рабочих и крестьян для буржуазии ничто; что всё, что делается, делается лишь в незначительной сравнительно кучки господствующих. Вся продажная бур­жуазная пресса, весь декорум лжи не могли затушевать ужасную наготу факта: мировая бойня затеяна ради защиты интересов буржуазии.

Необходимо, чтобы буржуазия пе­рестала быть распорядителем судьбы народов, трудящиеся должны са­ми стать хозяевами жизни. Эта идея глубоко проникла в массы. Этому на­учили их не агитаторы, а сама жизнь. Красный призрак социалистической революции реет над миром — призрак революции, которая положит конец всякой эксплуатации человека чело­веком. В этом существо социалистической революции.

Мировая война потребовала от вою­ющих стран крайнего напряжения всех сил. В настоящее время война являет­ся своего рода коммерческим предприятием, в котором успех зависит больше всего от правильной организации дела: от организации тыла не в меньшей степени, чем от организации фронта. И потому в этой войне пострадали пре­жде всего и больше всего самые отсталые в промышленном отношении, хуже всего организованные страны. На Россию война навалилась всею своею тяжестью. Ни одна страна не понесла столько потерь убитыми, раненными, пленными. Нигде она не повлекла за собой столько страданий, не вызвала столько ненависти к правящим классам. И так как в России классы гораздо меньше, чем в других буржуазных странах, заражены буржуазными по­нятиями и взглядами, что перед ними раньше выяснилась задача — необходимость сломать существующий строй. Февральская революция была делом рук одинаково и трудящихся и буржуазии. Но, помогая солдатам и рабочим свергнуть насквозь прогнившую царскую власть, буржуазия вызвала к жизни силы, с которыми не смогла справиться. Русская буржуа­зия свергла царскую власть для того, чтобы укрепить буржуазный порядок; трудящиеся — для того, чтобы поло­жить конец всякой эксплуатации, в том числе и буржуазной. В обстановке империалистической войны, имея перед глазами пример Западной Европы, воочию видя результаты господства буржуазии, рабочий класс России скоро понял, что ему не по дороге с ней. Уже через 4 месяца буржуазия и рабочий класс гневно стояли друг против друга на Невском, и даже ма­лые ребята, дети рабочих, делая из песка пирожки, и сшибая их, приговаривали: «Долой десять министров-капиталистов!». А чрез 8 месяцев — ста­рая власть — была свергнута. И на её место встала новая власть — власть, избранная Всероссийским Съездом Советов.

Октябрьская революция преследовала цели, формулированные 3-им Всероссийским Съездом Советов следующим образом:

Описание: C:\Users\Kaktus\AppData\Local\Temp\FineReader11\media\image31.jpeg

(§3) «Уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, полное устранение деления общества на классы, беспощадное подавление эксплуататоров, установление социалистической организации общества и победа социализма во всех странах».

Уничтожить всякую эксплуатацию человека человеком и «водрузить над землёю братское знамя труда», организовать всю жизнь в интересах широких народных масс, сделать их хозяевами жизни — такова цель Вели­кой Октябрьской революции, которая явилась первой ласточкой всемирной социалистической революции.

В Октябрьской революции речь шла не о формах правления, а о ко­ренном изменении строения всего общества, о коренной перестройке отношений между людьми. Поэтому, по сути дела, это была революция не только политическая, каковой была, например, февральская революция, а революция социалистическая; это было восстание эксплуатируемых против эксплуататоров.

Описание: C:\Users\Kaktus\AppData\Local\Temp\FineReader11\media\image32.jpeg

Великая французская революция издала декларацию прав человека и гражданина: Октябрьская российская революция провозгласила «декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Цель этой декларации та же, что и декларация прав чело­века и гражданина, — водворить на земле свободу, равенство и братство. Но последняя декларация учитывает опыт классовой борьбы в капитали­стическом обществе за эти сто с лишним лет. Современные рабочие знают, что для того, чтобы на деле смогли осуществиться свобода, равенство и братство нужно уничтожить разделе­ние общества на классы, уничтожить эксплуатацию человека человеком, а для этого мало простой проповеди прелестей свободы, равенства и братства, надо уничтожить самый ко­рень эксплуатации, экономическую основу её — частную собственность на орудия производства. И потому в декларации прав трудящихся и эксплуатируемого народа, составляющей Первый раздел Конституции Российской Социалистической Феде­ративной Республики, сказано:

а)  «в осуществлении социализации частная собственность на землю отменяется, и весь земельный фонд объявляется народным достоянием и передаётся трудящимся без всяко­го выкупа на началах уравнительного «землепользования».

В обществе, основанном на власти денег, в обществе, где нищенствуют массы трудящихся и тунеядствуют горстки богачей, не может быть «свободы» реальной и действительной

В.И. Ленин

В 1861 году, боясь революции снизу Александр II провёл ре­форму сверху, — реформу, которая уничтожила юридически крепостную зависимость, но в тоже время ставила крестьянина в полную матери­альную зависимость от помещика. Крестьянин получал землю, но получал её недостаточно для того, чтобы жить безбедно. Земля привязывала его к месту, но не прокармливала его. Хотел он или не хотел, но он вынужден был идти работать на помещика. За кусок же земли, наре­занной ему, он должен был платить в рассрочку выкупные платежи, которые опять-таки отдавали его в кабалу землевладельцу. «Земля трудящему­ся народу!» — таково было заветное желание малоземельного крестьяни­на, понимавшего, что без земли нет ему и воли. Теперь земля стала до­стоянием народа и не может служить ни помещику, ни кулаку средством выматывания последних соков из крестьянина.

Но чтобы не разорять большие хозяйства, представляющие для стра­ны ценные предприятия, конституция постановляет:

б) «Все леса, недра и воды обще­государственного значения, а равно весь живой и мёртвый инвентарь, образцовые поместья и сельскохозяйственные предприятия объявляются национальным достоянием».

Раньше все эти богатства и пред­приятия служили для эксплуатации труда неимущих; теперь они не будут служить источником чудовищных барышей для всяких лесопромышленников, горнопромышленников, скотоводов, овцеводов, сельских хозяев, — они станут источником увеличения благосостояния жителей страны, источником её процветания.

Нужно уничтожить и другой исто­ник эксплуатации трудящихся: надо сделать национальной собственно­стью фабрики, заводы, железные до­роги и проч. Но взять надо умеючи. Надо сначала сделать учёт всего, войти в курс дела, а потом брать. Таков первый шаг. И потому в декларации говорится:

в) «Как первый шаг к полному пере­ходу фабрик, заводов, рудников, железных дорог и прочих средств производства и транспорта в собственность Советской Рабоче-Крестьянской Ре­спублики, подтверждается Советский закон о рабочем контроле и о Высшем Совете Народного Хозяйства, в целях обеспечения власти трудящих­ся над эксплуататорами».

Банки служили раньше всецело нуждам капитала: путём займов они привлекали к участию в эксплуатации трудящихся мелких собственников; они помогали объединению капиталов в крупные акционерные компа­нии, они ссужали предпринимателям оборотный капитал, открывали им кредит и т.п.

Чтобы лишить капитал поддержки банков в §3 пункт д, подтверждается переход всех банков в собственность Рабоче-Крестьянского государства, как одно из условий освобождения трудящихся масс из-под ига капитала.

Описание: C:\Users\Kaktus\AppData\Local\Temp\FineReader11\media\image34.jpeg

Итак, всё то, что служило раньше средством обогащения одних и экс­плуатацией других, станет теперь на­циональным богатством, источником благоденствия всех.

Было бы наивно думать, однако, что буржуазия сдаст добровольно свои привилегии. Чем она была до сих пор? Всем. Она располагала материальными благами, политической властью, знанием, идейным влиянием на широкие слои мелкой буржуазии, на привилегированную часть рабочих и крестьян. Чем станет она, когда будет проведена в жизнь пол­ностью советская конституция. Бур­жуазия перестанет существовать как класс. С обобществлением орудий производства станет невозможна эксплуатация, будет подорвана материальная основа класса буржуа­зии, а бывшие буржуа постепенно перейдут на положение трудящихся. Но пока буржуазия борется из последних сил. Поэтому: «в интересах обеспечения всей полноты власти трудящимися массами и устранения всякой возможности восстановления власти эксплуататоров, декретируется вооружение трудящихся, образование социалистической Красной Армии ра­бочих и крестьян, и полное разоружение имущих классов (§3, п. ж.).

Нет ни одного хотя бы самого демократического государства, где бы не было лазеек или ого­ворок в конституциях, обеспечивающих буржуазии возможность двинуть войска против рабочих, ввести военное положение и т.п. «в случаях нарушения порядка», — на деле «нару­шения» эксплуатируемым классом своего рабского поло­жения и попыток вести себя не по-рабски.

В.И. Ленин

Но, конечно, не в одном вооружении дело. Вооружение трудящихся и разоружение имущих — мера необходимая, но не достаточная. Когда декларация говорит о том, что контроль за производством бу­дет первым шагом по пути к осуществлению национализации фа­брик и заводов, она тем самым говорит, что социалистическая революция, т.е. корен­ное преобразование всего общественного строя дело не одного дня, что это преобразование явится лишь следствием целого ряда мероприятий. Вырабатывать и проводить в жизнь эти мероприятия, конечно, не могут те, против чьих правил они направлены. Чтобы провести их нужна диктату­ра пролетариата. §9 конституции гла­сит: «Основная задача рассчитанной на настоящий переходный момент конституции Российской Соц.Фед. Советской Республики заключается в установлении диктатуры городского и сельского пролетариата и беднейшего крестьянства в виде мощной Всерос­сийской Советской власти, в целях полного подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека чело­веком и водворения социализма, при котором не будет ни деления на классы, ни государственной власти».

Диктатура нужна пролетариату, чтобы с корнем вытащить старое, что­бы расчистить место новому. Надо смотреть правде в глаза и не преуменьшать силы старого. «Дело ве­ков поправлять нелегко». Буржуазия была прекрасно и политически и эко­номически организована — в этом была её сила, тайна её господ­ства. Думать, что эту организацию легко разбить, не противо­поставив ей ещё бо­лее стройную, более планомерную, более сплочённую организацию, было бы непростительной ошибкой.

В §7 конституции говорится:­

«Все­российский Съезд Со­ветов Р, С. и Кр. Де­путатов полагает, что теперь, в момент решительной борь­бы пролетариата с его эксплуататорами, эксплуататорам не может быть места ни в одном из органов власти. Власть должна принадлежать цели­ком и исключительно трудящимся массам и их полномочному представительству — Советам Рабочих и Крестьянских Депутатов».

Вот почему в §23 сказано: «Руководствуясь интересами рабочего класса в целом, Р.С.Ф.С.Р лишает отдельных лиц и отдельные группы отдельных прав, которые используются ими в ущерб интересам социалистической республики».

§§64 и 65 даётся право избирать и быть выбранными в советы только трудящимся.

Всеобщее избирательное право ослабило бы сплочённость трудя­щихся, ослабило бы их готовность бороться за лучшее будущее, помешало бы им соорганизоваться.

Описание: C:\Users\Kaktus\AppData\Local\Temp\FineReader11\media\image35.jpeg

Скажут — это несправедливо: надо, чтобы одинаковыми правами пользовались все. Все и могут пользовать­ся, только под условием вступления в ряды трудящихся. В ряды буржуа­зии мог вступить не всякий, для это­го нужно было обладать собственно­стью на орудия производства; в ряды трудящихся дорога открыта всякому желающему: милости просим!

Чтобы ускорить переход в ряды трудящихся лиц, живших раньше экс­плуатацией чужой рабочей силы, Советская конституция вводит всеобщую трудовую повинность: «в целях уничтожения паразитических слоёв общества и организации хозяйства вводится всеобщая трудовая повинность (п.в.).

Переход всех, раньше живших экс­плуатацией, в ряды трудящихся по­ведёт за собой уничтожение деления общества на классы.

«Нельзя отрицать того, что соз­данная Советской конституцией де­мократия не является совершенной, что она нарушена постановлениями, лишающими избирательного права довольно значительной группой лиц», пишет в своей превосходной статье «Через диктатуру к демократии»

Клара Цеткин, немецкая социал-демократка, примыкающая идейно к группе Либкнехта. «Однако не надо забывать, — говорится далее, — что это лишение прав носит характер временной меры, что оно диктуется необходимостью, диктуется законом, предназначающимся лишь для того периода, в котором существует и должна существовать диктатура про­летариата и крестьянства? Конституция не вызывает в этом отношении никаких сомнений.

Рабочие окружены со всех сто­рон таким морем лжи в буржуазных газетах, что они во что бы то ни стало должны бороть­ся за правду, учиться распознавать ложь и отвергать ее.

В.И. Ленин

Развал старой Рос­сии, создания новой ещё не на столько продвинулось вперёд, чтобы Совет­ское правительство могло одним сильным ударом, одним росчерком пера отменить частную собственность на средства производства. Час экспроприации пробил в России. Меньшинство еще располагает экономической и социальной силой, которыми оно может пользоваться и даже злоупотреблять. Неужели ему должно быть представлено и политическое право осуществлять свои корыстные цели в ущерб всеобщим интересам?»

«Отвечая на этот вопрос, не следу­ет цепляться за сентенцию, что при демократии массы обладают в до­статочной мере правом и силой для того, чтобы пресечь осуществление противообщественных стремлений имущего большинства. На деле это не так. Это будет не так, пока эко­номическая свобода и равенство не приведут народ к духовной свободе и духовной зрелости. Как смеялись бы над полководцем, который вздумал бы снабжать вражескую армию пушками и амуницией. Большевикам вменяют в смертный грех то, что они не хотят вооружать против революции реакционное меньшинство. Тем более в такое время, когда революция и контрреволюция борются не на жизнь, а на смерть, когда контрреволюция поддерживается не только реакционными

силами в России, но имеет также своим союзником войска, золото и влияние держав согласия».

…«Диктатура пролетариата име­ет своё историческое оправдание в том, что она про­водится в интересах подавляющего большинства народа и представляет собой переходную меру к тому, что­бы самоё себя уничтожить и осуществить идеал демократии: свободный народ, на свободной земле за сво­бодным трудом».

Чтобы высвободить массы из-под идейного влияния буржуазии, Совет­ская Республика будет заботиться о действительном обеспечении для трудящихся свободы слова, совести, собраний и союзов».

Буржуазия не жалела денег на то, чтобы путём прессы отравлять ум и чувства народных масс. Крайне ха­рактерно, что в Англии — одной из самых промышленных стран, где не было никаких ограничений свободы печати — у рабочих до последнего времени не было своей ежедневной газеты, тогда как буржуазные газеты расходятся там в миллионных экзем­плярах. Такова сила денег. Продаж­ность буржуазных газет, имеющих в своём распоряжении агентов, вошла в пословицу. За деньги эти газеты изощрялись в том, чтобы, изобр­ажая белое чёрным и чёрное белым, создавать какое угодно настроение. Благо отсталый рабочий и крестьянин верят всякому печатному слову, благо они не вооружены силою знания, которое необходимо, чтобы быть в состоянии критически отнестись к буржуазному лганью.

Описание: C:\Users\Kaktus\AppData\Local\Temp\FineReader11\media\image36.jpeg

Вот почему §14 гласит: «В целях обеспечения за трудящимися дей­ствительной свободы выражений своих мнений, Р.С.Ф.С.Р. уничтожает зависимость печати от капитала и предоставляет в руки рабочего класса и крестьянской бедноты все тех­нические и материальные средства к изданию газет, брошюр, книг и всяких других произведений печати и обе­спечивает их свободное распространение по всей стране».

Буржуазия охотно разглагольствует о свободе совести, а на деле нарушает эту свободу совести, предоставляя той церкви, тому вероучению, которое оказывается наиболее послушной служанкой светской власти, привилегированное «господствующее» положение церкви, покровительству­емой законом.

Власть выдаёт деньги на поддержание духовенства, обязывает граждан креститься, венчаться церковным бра­ком, хоронить по церковным обрядам и тем обеспечивают духовенству пла­ты за требу, она содержит духовные училища и академии, делает обязательным предметом изучение господ­ствующего вероучения в школе и т.д.

Духовенство, с своей стороны, молча обязывается восхвалять всюду и везде власть предержащую, доказывать, что эта власть исходит от САМОГО БОГА, покрывать своим благословением всякое преступление правительства, грозить ослушникам этой власти небесными карами, проповедовать смирение перед вла­стью, послушание ей».

Духовенство пользуется беззащитностью детского ума и старается из ребёнка, как из мягкого воска, вылепить раба божьего, да заодно и раба власти предержащей.

Пользуясь темнотой народных масс, которые правительство бережно охраняло от света истинного знания, духовенство с кафедр, созданных ему тем же правительством, с амвона молится то за царствующий дом, то за временное правительство, — смотря по обстоятельствам учит смирению и повиновению, не осуждению, терпению. Буржуазии чрезвычайно выгод­но, чтобы масса была смирным, по­слушным барашком, которого можно стричь, а в случае нужды — гнать на мировую бойню… Сама буржуазия не верит ни в Бога, ни в чёрта, но считает, что «религия нужна народу». Своим авторитетом церковь благословила мировую бойню, молила о «покорении под нози» господствующей власти всякого врага и супостата, внутренне­го и внешнего…

Не даром ела правительственный хлеб православная церковь. Она охотно бы стала молиться за Совет Народных Комиссаров, и за Ц.И.К., если бы советское правительство обеспечило ей привилегированное положение, жирный кусок общественного пирога. Но советское правительство заявило, что оно не нуждается в услугах церкви, что ему нет надобности кормить обещания­ми царства небесного, т.к. зовёт оно народ устроить себе человеческую счастливую, радостную жизнь здесь, на земле. Пусть каждый верит так, как хочет, — это его дело и советской власти это не касается, пусть каждый отстаивает то, что считает правым; дело же советской власти озаботить­ся тем, чтобы каждый знал, как смо­трит на всё окружающее наука и по­чему она так смотрит.

И потому в §13 конституции Совет­ской Республики сказано:

«В целях обеспечения за трудящимися действительно свободы сове­сти, церковь отделяется от государства и школа от церкви, а свобода религиозной и антирелигиозной про­паганды признаётся за всеми гражданами»; а в §17 — «В целях обе­спечения действительного доступа к знанию, Р.С.Ф.С.Р. ставит своею за­дачею предоставить рабочим и бед­нейшим крестьянам полное всестороннее бесплатное образование».

Продолжение следует… Источник: Национальная электронная библиотека, Крупская Н.К. Конституция Российской Социалистической Федеративной Советской Республики М.: изд-во ВЦИК, 1918.


Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся. Жми сюда Твою статью увидят все!

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *